Benedictus p.p. XVI

Unofficial resource

Римский Понтифик, как преемник Петра, есть постоянное и зримое начало и основа единства как Епископов, так и множества верных (Апостольская Конституция Lumen Gentium II Ватиканского Собора, п. 23 )

Главная страница

Месса инаугурации Понтификата

Рим, площадь св. Петра,
24 апреля 2005 года

 

Господа Кардиналы,
Достопочтенные Братья во епископстве и во священничестве,
Уважаемые власти и члены дипломатического Корпуса,
Возлюбленные Братья и Сестры!

Целых три раза, за эти столь напряженные дни, нас сопровождало пение Литании святым: во время похорон нашего Святейшего Отца Иоанна Павла II; по случаю вступления кардиналов в Конклав, и сегодня – когда мы вновь пели ее с призывом: Tu illum adiuva – помоги новому преемнику Святого Петра. Я слушал эту молитвенную песнь каждый раз по-особому, как великое утешение. Мы ощутили себя такими покинутыми после ухода Иоанна Павла II! Папы, который целых 26 лет был нашим пастырем и наставником. Он переступил порог другой жизни, войдя в тайну Бога. Но он был не одинок, когда совершал этот шаг. Кто верует, никогда не бывает один – ни в жизни, и ни в смерти. В тот момент мы смогли призвать святых всех веков – его друзей, его братьев по вере, зная, что они были живым кортежем, сопровождавшим его по ту сторону, к славе Божией. Мы знали, что его там ожидали. Ныне знаем, что он – среди своих, и обрел свою истинную обитель. Вновь мы были утешены, совершая торжественное вступление в Конклав, чтобы избрать того, которого избрал Господь. Как мы могли узнать его имя? Как 115 Епископов, представляющих все культуры и страны, могли найти того, кому Господь желал вверить миссию связывать и отпускать? И опять же, мы это знали: мы знали, что не одиноки, что нас окружают, сопровождают и направляют друзья Бога. И ныне, в этот момент, я, немощный служитель Божий, должен принять эту тяжелую ношу, задачу, реально превышающую любые человеческие способности. Как я могу это сделать? Буду ли я в состоянии сделать это? Все вы, дорогие друзья, только что призвали целый сонм святых, представленных великими именами, отметившими историю общения Бога с человечеством. Так я укрепился в этом осознании: я не один. Я не должен нести один то, что в реальности я бы никогда не смог сделать. Сонм святых Божиих защищает меня, поддерживает и ведет меня. И ваша молитва, дорогие друзья, ваше снисхождение, ваша любовь, ваша вера и ваша надежда сопровождают меня. Ведь общине святых принадлежат не только великие личности, предшествовавшие нам, и имена которых мы знаем. Все мы являемся общиной святых, мы, крещеные во имя Отца, Сына и Святого Духа, мы, живущие даром плоти и крови Христа, через который Он пожелал изменить нас и сделать подобными Себе Самому. Да, Церковь жива – таков удивительный опыт этих дней. Именно в скорбные дни болезни и смерти Папы это открылось удивительным образом нашим глазам: Церковь жива. А также, что она молода. Церковь несет в себе будущее мира, поэтому она указывает также каждому из нас путь к будущему. Церковь жива, и мы это видим: мы испытываем радость, которую Воскресший обетовал своим ученикам. Церковь жива – она жива, потому что жив Христос, потому что Он воистину воскрес. В скорбном выражении лица Святейшего Отца в дни Пасхи мы созерцали тайну Страстей Христовых и вместе прикасались к Его ранам.

Но все эти дни мы также могли, в глубоком смысле, касаться Воскресшего. Нам было дано испытать радость, которую Он обещал, вслед за коротким периодом мрака, как плод Своего воскресения.

Церковь жива – так, с великой радостью и благодарностью приветствую всех вас, собравшихся здесь, достопочтенные Собратья Кардиналы и Епископы, возлюбленные священники, диаконы, пастырские работники, катехизаторы. Приветствую вас, монахи и монахини, свидетели преобразующего присутствия Божия. Приветствую вас, верные миряне, занятые великим делом созидания Царства Божия по всему миру, во всех проявлениях жизни. Словами, полными любви приветствую также тех, кто будучи возрожденным таинством Крещения, пока не находится в полном общении с нами; а также вас, братьев из народа еврейского, с которым мы связаны великим общим духовным наследием, уходящим своими корнями в вечные обетования Божии. Наконец, моя мысль – как растущая волна – объемлет всех людей нашего времени, верующих и неверующих.

Дорогие друзья! В этот момент мне необязательно представлять программу правления.

В своем послании от 20 апреля я уже вкратце обозначил то, что считаю своей задачей; не будет недостатка и в других случаях, чтобы сделать это. Моя истинная программа правления заключается не в том, чтобы творить свою волю, следовать своим идеям, но в том, чтобы слушать, вместе со всей Церковью, слово и волю Господа, и позволить Ему направлять меня, так, чтобы Он Сам вел Церковь в этот час нашей истории. Вместо изложения программы мне бы хотелось просто попытаться прокомментировать два символа, которыми в литургии представлено принятие Петрова Служения; впрочем, оба эти символа являются точным отражением того, что провозглашалось в сегодняшних чтениях.
Первым символом является паллий, сотканный из чистой шерсти, который мне был возложен на плечи. Этот древнейший символ, который Епископы Рима носят с IV века, может считаться образом ярма Христова, принимаемым на свои плечи Епископом этого града, Рабом Рабов Божиих. Ярмо Божие – это воля Божия, которую мы принимаем. И эта воля не является для нас неким внешним бременем, которое угнетает нас и лишает свободы. Знать о том, что Бог желает, знать, каков путь жизни – такой была радость Израиля, такой была его великая привилегия.

Эта радость является также и нашей: воля Божия не отдаляет нас от Него, она нас очищает, – может быть, иногда и болезненным путем, – позволяя нам, таким образом, обрести самих себя. Поэтому мы служим не только Ему, но спасению всего мира, всей истории. В реальности символизм паллия еще более конкретен: шерсть ягненка как бы представляет собой потерянную овечку, или также больную, или ослабшую, которую пастух кладет себе на плечи и несет к водам жизни. Притча о потерянной овечке, которую пастух ищет в пустыне, была для Отцов Церкви образом тайны Христа и Церкви. Человечество – все мы – это потерявшаяся в пустыне овца, которая не может больше найти дороги. Сын Божий не терпит этого; Он не может оставить человечество в таком жалком состоянии. Он вскакивает на ноги, оставляет славу небесную, чтобы отыскать овечку и лелеять ее, жертвуя Собой до креста. Он кладет ее на Свои плечи, принимает нашу человеческую природу, он несет нас самих. Он – Пастырь Добрый, отдающий Свою жизнь за овец. Паллий говорит прежде всего о том, что всех нас несет Христос. Но в то же время Он призывает нас носить друг друга. Таким образом, паллий становится символом миссии пастыря, о которой говорится во втором чтении и в сегодняшнем отрывке из Евангелия. Святое беспокойство Христа должно вдохновлять пастыря: для Него небезразлично, что столько людей живет в пустыне. Существует множество форм пустыни. Есть пустыня бедности, пустыня голода и жажды, есть пустыня забвения, одиночества, разрушенной любви. Есть пустыня мрака и опустошения души, когда человек утрачивает чувство собственного достоинства, и больше не осознает, куда идет. Внешние пустыни множатся в мире, потому что пустыни внутренние стали поистине безбрежными. Потому что сокровища земли больше не служат созиданию сада Божия, в котором все могли бы жить, их используют для извлечения наживы и для разрушения. Церковь и пастыри в ней должны, как Христос, пуститься в путь, чтобы вывести людей из пустыни, привести их к месту жизни, к дружбе с Сыном Божиим, к Тому, Кто дарует нам жизнь, жизнь в полноте. Символ ягненка имеет также другой аспект. В Древнем Востоке правители по обычаю называли себя пастырями своего народа. Это был образ их власти, образ циничный: народы были для них как овцы, которыми пастух мог распоряжаться по своему усмотрению. В то время как пастырь всех людей, Бог живущий, Сам соделался агнцем, он встал на сторону агнцев, которых попирали и убивали. Именно так Он являет Себя как истинный Пастырь: «Я есмь пастырь добрый… жизнь Мою полагаю за овец», говорит Иисус о Себе (Ин 10, 14s). Не власть освобождает, но любовь! Это есть знак Божий: Он Сам есть Любовь. Сколько раз нам хотелось, чтобы Бог проявил Себя более сильным. Чтобы жестоко наказал зло, покончил с ним и сотворил лучший мир. Все идеологии оправдывают себя таким образом, оправдывают разрушение того, что якобы мешает прогрессу и освобождению человечества. Мы страдаем из-за терпения Бога. И тем не менее, мы все нуждаемся в Его терпении. Бог, ставший агнцем, говорит нам, что мир спасается Распятым, а не распинателями. Мир искуплен терпением Божиим и разрушен нетерпением людей.

Одной из главных черт пастыря должна быть любовь к людям, которые были вверены ему, любить их так, как любил Христос, Которому он служит. «Паси моих овец», – говорит Христос Петру, и в этот момент мне. Пасти – это значит любить, а любить – это значит быть также готовым страдать. Любить – значит давать овцам истинное благо, пищу Божией истины, слова Божия, пищу Его присутствия, которое Он дарует нам в Пресвятом Таинстве. Дорогие друзья, в этот момент я могу только сказать: молитесь за меня, дабы я учился все больше любить Господа. Молитесь за меня, дабы я учился все больше любить Его стадо – вас, Святую Церковь, каждого из вас лично и всех вас вместе. Молитесь за меня, чтобы я не убежал, испугавшись встречи с волками. Помолимся друг за друга, дабы Господь носил нас, и дабы мы научились носить друг друга.

Второй символ, которым в сегодняшней литургии представлено принятие Петрова Служения, – это вручение перстня рыбака. Призыв Петра стать пастырем, как мы слышали в отрывке из Евангелия, следует за рассказом об обильном улове рыбы: на исходе ночи, в течение которой ученики безуспешно бросали сети, на берегу реки они видят Воскресшего Господа. Он приказывает им вернуться и бросить сети еще раз. На этот раз сети настолько полны, что они не могут вытянуть их; 153 огромные рыбы: «И при таком множестве не прорвалась сеть» (Ин 21, 11). Этот рассказ в конце земного пути Иисуса с Его учениками соответствует рассказу в начале: и тогда ученики ничего не поймали в течение всей ночи; и тогда Иисус призвал Симона отплыть еще раз на глубину. И Симон, который еще не назывался Петром, дал удивительный ответ: Наставник, по Слову Твоему я брошу сети! И вот подтверждение миссии: «Не бойся! Отныне будешь ловить человеков» (Лк 5, 1–11). И сегодня Церковь и преемники апостолов должны отплыть на глубину, в море истории, и бросить сети, чтобы завоевать людей Евангелием, Богом, Христом, истинной жизнью. Отцы дали очень важный комментарий также и этой особой задаче. Они говорят так: рыба, созданная для жизни в воде, вне моря погибает. Она изымается из своей среды обитания, чтобы служить пищей человеку. Но в миссии ловца человеков происходит обратное. Мы, люди, живем в соленых водах страдания и смерти; в море мрака, без света. Сеть Евангелия тащит нас из вод смерти и несет в сияние света Божия, в истинную жизнь. Именно так, – в миссии ловца человеков, следуя Христу, нужно вести людей из соленого моря отчуждения к земле жизни, к свету Божию. Именно так: мы существуем, чтобы показать Бога людям. И только там, где видят Бога, начинается настоящая жизнь. Только когда мы встречаем во Христе Бога живущего, мы понимаем, что такое жизнь. Мы не являемся неким случайным продуктом, в эволюции которого нет никакого смысла. Каждый из нас является плодом мысли Бога. Каждый из нас появился по Его воле, каждый любим, каждый необходим. Нет ничего прекраснее, чем прийти, изумленными от Евангелия, ко Христу. Нет ничего прекраснее, чем узнать Его и сказать другим о дружбе с Ним. Задача пастыря, ловца человеков, может часто казаться трудной. Но она прекрасна и величественна, потому что в конечном счете она является служением радости, радости Бога, пожелавшего вступить в мир.

Мне бы хотелось сказать здесь еще об одном: как в образе пастыря, так и в образе рыбака очень четко просматривается призыв к единству. «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь» (Ин 10, 16), говорит Иисус в конце проповеди о добром пастыре. И рассказ о 153 огромных рыбах завершается радостной констатацией: «И при таком множестве не прорвалась сеть» (Ин 21, 11). Увы, возлюбленный Господь, ныне она прорвалась! – хотелось бы нам сказать со скорбью. Но нет, нам не следует скорбеть! Возвеселимся же Твоим обетованием, которое не постыжает, и сделаем все возможное, чтобы пройти путь, ведущий к обещанному Тобой единству.

Будем, как нищие, просить об этом пути в молитвах к Господу: да, Господи, вспомни, что Ты обещал. Сделай так, чтобы мы стали единым пастырем и единым стадом! Не допусти, чтобы Твоя сеть прорвалась, и помоги нам быть служителями единства!

В этот момент возвращаюсь памятью к 22 октября 1978 года, когда Папа Иоанн Павел II начал свое служение здесь, на площади Святого Петра. Вновь и вновь в ушах звучат слова, которые он сказал тогда: «Не бойтесь, откройте, распахните двери Христу!». Папа обращался к сильным, власть предержащим мира сего, которые боялись, что Христос может отнять что-то от их власти, если они дадут войти Ему и дадут религиозную свободу.

Да, Он бы, конечно, лишил их кое-чего: власти коррупции, беззакония, произвола. Но Он бы ничего не отнял из того, что принадлежит свободе человека, его достоинству, созиданию справедливого общества. Папа, кроме того, обращался ко всем людям, прежде всего к молодым. Разве мы все не испытываем в некотором роде страха, – если позволим Христу полностью войти в нашу жизнь, если полностью откроемся Ему, – страха, что Он может унести что-то из нашей жизни? Разве мы не боимся отказаться от чего-то великого, уникального, что делает жизнь такой прекрасной? Не рискуем ли мы впасть затем в беспокойство и лишиться свободы? И Папа еще раз сказал: нет! Тот, кто дает войти Христу, не теряет ничего, ничего – абсолютно ничего из того, что делает жизнь свободной, прекрасной и великой.

Нет! Только в этой дружбе отворяются врата жизни. Только в этой дружбе реально раскрывается великий потенциал человеческих способностей. Только в этой дружбе мы познаем истинную красоту и свободу. Таким образом, сегодня, с великой силой и с великим убеждением, исходя из опыта своей длинной жизни, мне бы хотелось сказать вам, дорогие юноши и девушки: не бойтесь Христа! Он ничего не отнимает, и дарует все. Кто отдает себя Ему, получает стократ. Да, отворите двери Христу, и найдете истинную жизнь. Аминь.

Перевод: София Халходжаева (Agnuz)

При разработке сайта использованы материалы Официального сайта Святого Престола
и ватиканского ежегодника Annuario Pontificio